чтение в тойрэ после звонка в тель авив

О некоторых случаях вспоминает сам реб Залман.

«Когда мы приехали сюда, тут была семья: он – врач “скорой помощи”, она – домохозяйка. Это была дружная супружеская пара. Но она немножко верующая, а он атеист. И они часто спорили, но по-дружески. Когда мы приехали в конце 1989 года, она “прилепилась” к нам. Моя супруга организовала кружки для женщин, и она приходила каждую неделю. Училась, со мной общалась. И вот в один прекрасный день она приходит ко мне и говорит, что у них дома был спор с мужем. В чем дело? У них родился второй ребенок. Старшему мальчику было уже четыре годика, а теперь родился второй. Старшего мальчика она кормила грудным молоком всего два месяца и не хотела бы кормить второго ребенка так же, как первого. Муж сам врач, и другие врачи ему говорят: ничего нельзя сделать, это природа человека, никто не может помочь. И она пришла ко мне, чтобы я дал ей броху. Муж говорил ей: зачем ты к нему идешь? это же Кашпировский! Но она с ним спорила и пришла ко мне. Я дал ей броху. Прошло два года. Она приходит веселая, смеется. Говорит: “Помните, я просила у вас броху два года назад?” – “Ну и что?” – “Я не вижу конца молоку!” Она рассказывает, что это настолько повлияло на мужа, что он уже говорит про меня, что я порядочный человек! Но вместе с тем он стал кричать на нее: пойди к Залману и скажи, что хватит! Я спросил: ты хочешь броху на “хватит”? Нет, говорит она. Так что ж ты хочешь? Я хочу броху, чтобы младенец не нервничал. Она сама его потом отучит от молока… Представляете, она кормила его грудным молоком 2 года и 7 месяцев!

Еще пример. Ко мне прибегает еврейчик один, такой напуганный, просит броху для своего товарища. На того напал какой-то убийца, дал ему топором по голове и отрубил кусочек головы, с черепом и мозгами… Его даже не положили в палату, а сразу положили возле смертных комнат, в общем, никто ему помочь уже не мог. Я дал броху. Через два дня он опять у меня, уже веселый. Я спрашиваю: что случилось? А случилось что-то невероятное. Когда он пришел просить броху, он даже не думал, что что-то будет. От меня вернулся в больницу. А его друг уже лежит в палате! В чем дело? А он в таком состоянии, весь залитый кровью, вдруг открыл глаза и попросил пить. Врачи, когда увидели какие-то признаки жизни, сразу перевели его в палату, стали им заниматься. Он пролежал две недели, и у него срослась голова. Это было лет 12–13 назад. Он и сейчас жив и здоров, если вы увидите его, у него еле-еле виден шрам. Но самое интересное, что раньше этот человек имел кличку Дебил: у него в голове “роликов” не хватало. А после моей брохи у него всё наладилось! Он стал умный человек, с ним советуются!»

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *