сплетни полночи

я вышел на улицу пытаясь стянуть с себя шинель Акакий Акакиевича ,маленькая азиатка что то восторженно говорила по китайски через hands free,прекрасная гойка из комсомольска на амуре хохоча флиртовала на скамейке с хаверами ,почти неотличимыми от шпаны моей юности,из дальней темноты ,закрыв магазин,махал мне рукой израильтянин ,я взмахнул в ответ и закричал :лайла тов,услышав в ответ словно эхо тоже самое,но более родное для него пожелание,слепя мне фарами в лицо остановился скутер,женщина в очках,с широкими бедрами,сняла шлем ,распустив волосы до плеч

из Штетла в Штетл.

я сел на лавочку.нагие ноги девушки двигались в такт ее инстинктивной жизнерадостности и уже больше не могли случиться понтонным мостом между мною и тем что не я .разговаривая с некоторыми людьми здесь,я обнаружил,что многие из них “страдают” тем,о чем я впервые услышал от М. когда он сообщил ,что считает Дмитрия Волчека и Виктора Топорова selfhated jews.

способность проецировать частные аберрации собственной участи на других,расценивать это обобщение как акт честной рефлексии. Парни гарцевали, со смехом размахивая вспышками сигарет.я подумал о угрюмой замкнутости соседа с лестничной площадки,выходя иногда на улицу в трусах,с кажущейся обсессивно компульсивной настойчивостью по многу раз в день заглядывая в почтовый ящик,этот высокий ни с кем не заговаривающий старик ,однажды перейдя дорогу методично касался капотов всех припаркованных машин,показался мне этой ночью жертвой некоего обета,который мне давно бы стоило наложить на себя.

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *