сплетни языковых барьеров

я сидел на пляже в желтом пластмассовом кресле кафе “Моби Дик” и пил воду со льдом.поднимаясь,что бы войти в вечернее море по колено,прося у этой воды исцеления.
Ко мне подошел выпивший израильский мужчина и стал настойчиво предлагать выпить с ним пиво.Его английский был ничем не лучше моего.Сидя рядом ,мы пытались понять друг друга,что не помешало мне начать жаловаться ,причитая на смеси иврита и англита:ло иврит,ло авода,ло беседер,ло хашмаль in my soul,not yet happy,аколь нора .Яир не знал чем меня утешить,протягивая стакан с маккаби,

он подкурил сигарету и попытался вставить мне в рот,когда я поднялся,он полуобнял меня и это были первые объятия в этой стране,,мы танцевали на песке под музыку из ресторана.

я спросил его:you belive in Барух Адонай ?- кен Джулиан.

таксист по пути в Кирьят Шалом ,чьей ясной легкости с какой он владел своим телом я завидовал,оставил попытки завести со мной разговор,но когда в заторе, сигналя стоящему впереди БМВ ,из которого высунулась рука , показывая средний палец,был в восторге, когда в ответ я закричал водителю бумера:бензона!!! и по хаверимски интимно поддержал меня:кен кен бензона

поднимая бокал с красным мерло в ресторане на берегу Ашдода я сказал сидящим женщинам:девочки с высоты прожитых мною сорока лет я должен признаться,что ни с одной из женщин мне не было так интересно и увлекательно в общении,как с мужчинами.

из спины торчал нож ,ржавый от моей крови,из груди блестя от солнца закалалялась в зное рукоятка кинжала

на скорости 130 км где то на юге поблизости от Явне она призналась,что у нее сильно болит голова,я достал из сумочки блистер спазмалгона и протянул ей,не зная что мне нужно сказать и сделать ,что бы она вцепилась в мое лицо ногтями,разрывая кожу до крови,тощими ногами нанося удары мне в живот,отрывая зубами кожу с моих щек,в этой кондиционированной тишине ее организм познавший безсодержательность беспощадного кайфа,подтверждал все законы термодинамики,ее инертность бросала мне вызов ,я закрывал глаза ,без запаха и порыва,она мутировала скрючиваясь ,уменьшаясь,музой моей жалкой но блистательной жалости ,того вида вероломной нежности, почувствовать которую ей было не дано,так как в ее патологически хрупком теле не было радара ,который мог бы запеленговать сигналы моего пыла.

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *