fb дайджест

встретился на детской площадке с подполковником .Он стоял на аллее, опираясь на палку.ему 75 лет ,мне не удавалось его внимательно слушать из за головокружения,которое сосредотачивало меня на самом себе ,так же как и многие годы моей зациклености на хрупкости своей вертикальной стабильности .Не выдержав ,я попросил его сесть на скамейку.

все тараканы родом из детства и воспитания.Он рос в дисциплине нахимовского училища с 12 лет и умел приказывать своему организму ,мобилизуя волю и энергию.Выжив после инсульта и сохранив дееспособность ,в том числе благодаря своим личным качествам ,с гемипарезом правой стороны тела,подполковник был бодрее и более эмоционально благополучен больше чем я, когда либо мог позволить себе.



периодически занимаясь психиатрическим ревизионизмом своей истории,я не могу поставить однозначный диагноз моей ранней юности.Было ли это бессодержательное внутреннее напряжение ,как будто тужился душой , утомительной взведенностью охраняя себя – проявлением экзистенциальной идиосинкразии на то ,что мне казалось удушливым вегетативным мещанством и обывательством окружающим меня , или же этот “протест” оказался всего лишь пафосом обсессивности ,вторичным последствием пубертатной дистимии.
В те годы я нашел себя в Жюльене Сореле и лишь много лет спустя в личности Кафки ,не как писателя,а человека.

Самым недавним случившимся рикошетом того юношеского надрыва было,когда я несколько лет назад наконец то смог обвинить вслух своего отца в неспособности к эмпатии и рассказал о письме Кафки к своему отцу

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *