этикетки из прошлого 22

первой была открытка изображавшая какую то гавань в бельгии.если бы я тогда знал насколько моя изысканность может быть для кого то отвратительна и пугающя!!не потому что исходила от меня.сама по себе.

я становился загадочен.даже для самого себя.так как не знал что станет предметом моего следующего письма.я подражал професиии ольги и вставлял в письма куски на латыни найденные в примечаниям к книгам,применял химические формулы придавая им свойство метфор.сидя на парапете откуда за моей спиной ландшафт верхушек деревьев,разбиваемый крышами старинных домов добирался почти до моря.не подозревая что рублю сук на котором лечу

10 минут в кресле холла у основания широкой ведущей до третьего этажа лестницы наводненной студентами со всех факультетов.
и меня напротив этих огромных зеркал уместившего лист на книгу и пишущего ей:”можно подумать что значит этот мужчина,то есть я,положивший голову на колени женщине,то есть тебе перед лицом вечности (последняя фраза была написана по латыни .ради нее сочинялось все предыдущее.что же меня заставляет представлять себе нас вместе .иметь на это право-вопреки вечности?”

после лекций и лабараторных работ мы мыли за собой посуду :чашки петри.колбы.от питательного бульона агар агар.это мне тоже хотелось приписать творчеству.хотя скорее это было ближе к тому как писал один критик о романе хеммингуэя праздник который всегда с тобой.называя праздником не париж.а труд.любой труд.религиозное отношение к труду.мне как апато абулисту были ценны всякие проявление труда с моей стороны.

в марте 99 года она открыла свой шикарный чемодан на колесиках и достала оттуда пачку бумаги.толстую пачку бумаги.мои письма.я держал ее в руках.эта тяжесть была благославенна

выходя утром и как всегда заставая врасплох улицы чужого города,я испытывал тротуары,в сером пальто,итальянских туфлях на тонкой подошве,всегда сиявших,в силу болезни мне была дана крохотная часть улицы доходящяя до синагоги с одной стороны,а с другой ее отрезок был ничтожен -обувной магазин,взгляд мог добраться дальше чем я сам,но это всего лишь.
я зашел в цветочный магазин,заставленный душно заполнившими все простарство горшками с цветами,пакетами с семенами,пустыми,пакетами с землей,букеты срезанных были на прилавке за спиной и у ног.я купил какой то цветок похожий на бабочку севшую на травинку.она продолжала спать,я уложил горшок цветок в хрустящей подарочной бумаге на подушку рядом.там где ночью лежала моя голова.она не проснулась.цветок скатился и прижался к ней.они замерли.

она открыла глаза.цветок посмотрел на нее.до того как она увидела его присутствие.чунга чанга.в пижаме.
на фото остались .троллейбусы.сугробы.насморк

я так и не смог увидеть ее шкаф что бы записать в блокнот слова на этикетках ее пальто.сапог блуз.лифчиков.жакетов.туфель.босоножек.юбок.джинсов.комбинезонов.все они были ОТ.не обязательно от кристиана диора.но от кого то.пусть от фабрики большевичка или чешской фирмы цебо.это не отнимало у вещей той элегентности которую она им дарила одев на себя

на улице она открыла тонкую черную сумочку ,в ней лежали мои письма отвратительные как сороконожки,длинные конверты.она носила их с собою будто животных.белых мышей.умерших от голода в этой сумочке

в одном из писем я приписал альфреду де мюссе принадлежащюю мне фразу.я хотел написать “когда в твоем присутствии я говорю о любви,мне начинает казаться что я говорю о чем то непристойном”-вместо этого я написал “как сказал однажды альфред мюссе в письме к жорж санд.

мне поручили сделать кое что из моих орудий труда.топорище для топора и деревянный ящик для инструментов.для первого нужно было отыскать среди горы дерева сваленной у цеха-кусок березы или осины.только эта порода подходила для изготовления рукояток для топоров.плотник из цеха которого я попросил о помощи смотрел на меня с удивлением и презрением .мне было стыдно.вместо ящика для инструментов я использовал футляр от скрипки.
ходил в синем халате.о страсть к униформам.скрипичным футляром .слабый замочек иногда открывался и из футляра вываливались на глазах у всех:топор,молоток,ножовка и пила,стоместка и отвертки.целыми днями я просиживал на одном из рядов давно не используемого летнего кинотеатра
студии и читал “слюни дьявола” и “преследователь” кортасара,скрипичный футляр будто инструмент маньяка покоился рядом.когда я начал читать “игру в классики” мне дали задание.я сидел в маленькой беседке рядом с мебельным цехом ,вырезав из данной мне формы ее картонное подобие.королевские лилии.символ де валуа.я прикладывал картонку к голубой ткани очерчивал контуры карандашом,и так сотню раз.потом взяв ножницы вырезал стаи голубых,иногда уносимых ветром лилий.в то время знакомый художник принес мне старинный спец выпуск номер журнала “Курьер юнеско” целиком посвященный пабло пикассо.отрываясь от вырезывания лилий .я курил и читал.рассматривал метаморфозы быка или руки пабло на фото.ощущая родство наших ладоней.выпущенных в мир будто горлицы жившие в его квартире
на улице великих августинцев.жившие своей жизнью.когда лилии были вырезанны.я уже не доверил себе наклеивать их на десятиметровые куски бархата призванного стать геральдическим полотнищем.знакомый художник помогал мне .мы действовали сообща покрывая красный бархат сотнями кусочков ткани.мои руки снова жили,распускались и плыли в мире,трогая и прикасаясь.я посматривал на лицо пикассо.и клеил.потом смотрел как они высыхают.бахрома свисала в темноте макаясь в сотни запахов клея и краски.штандарт.так гоже лилии прясть.

через 13 лет после этого моя эрудиция не стала более изощеренной,гуляя по пустынным коридорам вильнюсского университета,опознавая на стенах мозаики девяти греческих муз,вместе с нею,бравшей себе псведонимы,то эрато,то дочери короля лира -реганы,мы вошли на кафедру,я взял кусок мела и написал на доске по латыни ту же фразу :”все побеждает любовь”

Днем стихи,пирожки с капустой в похожей на монастырскую столовой,улыбки Наташи во время перемен,или при столкновениях в коридоре,сквозь стекло лабораторий,которые я бережно коллекционаровал и помню до сих пор,хотя черты ее лица расплываются,как в те времена галоперидоловых запоев когда я не мог сфокусировать взгляд,трюизмы моей ангажированности,реакция вассермана,камера розенталя,подсчет количества эритроцитов в женской моче,испанские сигареты,реферат об альбере камю,сквозняки на лекциях по анатомии,скелет человека в натуральную величину,островки лангерганца,извитые канальцы,евстахиева труба,цикл кребса,гистологические срезы сердца мыши,бутафорский кал,латынь с образцами рецептуры за длинными пахнущими старой краской старинными лабараторными столами в аудитории с огромными окнами достающими почти до земли,стаи девушек на пути из одного корпуса в другой,время пропитывающее меня будто экспонат для кунксткамеры

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *