female which is not

 

ivanna dyadunova

В квартале Кемераралык цвел каштан.Оцифрованные молитвы поднимались к Аллаху чартерными рейсами турецких авиалиний,благодаря атмосферному благополучию легко проникая сквозь гематоэнцефалический барьер неба.

я выглянул в распахнутое сквозняком окно и крикнул консьержу подметавшему перед подъездом :

-merhaba!

-merhaba

-nereye senin kadın? спросил хасан

– kadin benimcin degil, o benim memleket topragim ,

– hehe şair *

Я посмотрел на музыку доносившуюся со стороны Босфора .Ива лежала на тахте ,задрав голые ноги на стену и подпевала песне звучащей в наушниках:Я буду всегда с тобой, воздухом и водой,даже где нет тебя,буду всегда с тобой,не опуская глаз,не пророняя слов.Ее пятки стукались друг о друга в такт музыке ,она елозила ступнями по обоям,запрокидывая измученное экстазом лицо.Сохнет по Мехмету.

Я надумал зарекомендовать себя перед ней ,если не как настоящий мужчина,то как друг,что бы добившись доверия, стать ее дуэньей,как те женщины, делающие своими подругами мужчин геев,поверяя им свои секреты и гинекологические проблемы,что бы при случае она не стеснялась послать меня за презервативами и сигаретами.Что значит жить своей жизнью?, как не жить чужой,тем более если собственные одержимости и желания не интересуют никого,в том числе их протагониста.

Для меня Ива была авторитетным специалистом по вкусу к жизни,поэтому ее планы :встретить мужчину ,подарить ему ночь менаж а трои,завести троих детей,большую псарню,на пенсии прочесть Бесы Достоевского,Опыты Монтеня,Феномен человека Шардена и Аполлинера,заниматься дайвингом в индийском океане,казались мне грандиозными в отличии от собственных.

Преследовать ее цели,было увлекательнее, чем свои.Научиться хотеть тех мужчин,которых хочет она и помогать ей заманивать холенных мальчиков. В комнате жил бардак.На стопках дисков massive attack ,portishead,radiohead,pink floyd,current93 лежал слой пыли.Ее английский кокер вылизывал застывшие остатки йогурта из пакета на полу,потом флегматично сделал лужу под радиатором.

Я размахнулся, что бы дать ему под зад ногой,но одернул себя,решив что обязан любить всех животных,которых любит она,а среди них были пауки и богомолы….

______________

*. Привет!

Привет!

-Где твоя женщина?

-Она женщина не для меня,она моя родина

-Хехе.поэт

2/1.

поблизости от лужи,демонстрировали себя ,как инсталляция в музее современного искусства: засохшие какашки,там же изжеванная псом гигиеническая прокладка.

Используя в качестве лопатки номер журнала “vanity fair” я подобрал остатки пира гениталиев и впихнул в черный мусорный пакет.Не найдя тряпки,взял ее трусики, обнаруженные в бельевой корзине.Вытирая от пыли каждый диск и группируя по исполнителю, сложил стройной стопкой в тумбу под телевизором,смахивая с чайного столика в пакет остатки курицы,сыра ,пустые пачки из под сигарет bursa,отодрав пилочкой для ногтей жвачку с пепельницы.

Трусики стали черными,заменил их носком Ивы.На столе разбросаны фотографии ее хахалей с номерами телефонов на обратной стороне:Эниште,Келебек,Арслан,Айтюрк.Мускулистые аквлангисты,красавцы из за которых можно стать пидорасом,что бы прикоснуться к этой коже,кажется сделанной из совсем другого материала,чем его собственная.С такой настойчивостью вталкивая в нее свои члены,словно это движение -атавистическое воспоминание о прародине из которой они вышли и теперь пытаются вернуться назад ,с отчаянной обреченностью фрикций.Я сложил фото на дно ящика стола.

Собака смотрела в окно, принюхиваясь к запахам.погладил ее по голове .Грудь вспаривалась рисовой бумагой ширмы и сердце поднимаясь в небо, становилось солнцем.Мыть пол пришлось ее футболкой с надписью i love antalya,я добавил в тазик с горячей водой моющее средство Duru,ползая на карачках выдраивал пол, будто пытался избавиться от улик чужих существований,кокер ползал рядом ,нюхая мои руки .Вымывая под тахтой ,касался лицом ее волос,словно целуя ,вместе с ворохом мусора из под ее траходрома извлеклась открытой книга Саган,с закладкой бывшей моим старым письмом к ней,написанным от ее имени:тебе причиняет физические увечья сознание того, что я женщина и в этой половой принадлежности заложены вероятности невыносимые для тебя ,которые ты не можешь предусмотреть,а тем более упредить.ты хотел бы расставить по всем улицам моей жизни круглосуточные патрули ,что бы они контролировали источник любого наслаждения ,которое мне как пушер поставляет день.от яблока по утрам до сигареты перед сном.вероятно ты мечтаешь о изобретении вещества ,употребив которое ,моя способность к радости атрофировалась бы абсолютно.я бы не отличала вкус молока от вкуса шоколада.оргазм от кипятка.тогда то избавленная от всего того что делает меня женщиной и просто человеком, я была бы особенно мила тебе.ты не можешь стать яблоком, которое я ем,водой с пеной в ванне,новыми колготками,песней depech mode,поэтому смирись.даже если бы я хотела, то физически не смогла выполнить требования твоего неистовства .Выкручивая футболку, я прочел на открытой странице:Все ее внимание поглощали образцы тканей да этот человек, которого никогда нет рядом. Она теряла себя, теряла свою тропу, и никогда ей уже ее не найти. «Любите ли вы Брамса?» Она неподвижно постояла у открытого окна, солнце ударило ей в глаза, ослепило на миг. И эта коротенькая фраза: «Любите ли вы Брамса?» — вдруг разверзла перед ней необъятную пропасть забытого: все то, что она забыла, все вопросы, которые она сознательно избегала перед собой ставить. «Любите ли вы Брамса?» Любит ли она хоть что-нибудь, кроме самой себя и своего собственного существования? Конечно, она говорила, что любит Стендаля, знала, что его любит.

Вода почернела,как футболка.Цвет шлейфа оставляемого нашей жизнью ,подумал я и отнес на кухню собранную посуду.

Смывая со стаканов ее губную помаду и слюну,тихо подпевал ее бормотанию доносившемуся из комнаты:Ohh, can’t anybody see,We’ve got a war to fight Never found our way Regardless of what they say How can it feel, this wrong From this moment How can it feel, this wrong Storm.. in the morning light.

Когда вернулся,застукал ее ноги ,пытающиеся достать до потолка,она подпирала поясницу руками и тянулась вверх.Пятки Ивы были серого цвета.

–dogrudan yikamak gerekiyor ,сказал я и ушел в ванну.Вода была не очень горячей ,с небольшой дозой соли мертвого моря,патина ее ступней легко поддавалась пемзе,катышки пыли между пальцами ,оттирал подушечкой большого пальца.

– I am zasranka,сказала она.

-Ты похожа на русскую рулетку в измирском порту,ответил я.

-rofl! она положила ноги на расстеленное полотенце ,как книгу для автографа.

-vasıl sen belgili tanımlık vernik?

Она протянула мне сумку с косметикой.

Я выбрал светло алый l’oreal,ваткой смоченной жидкостью для снятия лака и обезжирил ногти на ногах,нанес средство для укрепления ногтей с кальцием,защищая ногтевые пластинки от глубокого проникновения красящего пигмента ,перекатывая флакон между ладоней,стал наносить кисточкой густую жидкости из смеси дибутилфталата и анилиновых красителей,тремя штрихами,с середины ногтя до кончика,затем вдоль основания по обеим сторонам выравнивая слой,макая кисть для каждого пальца.

Я смотрел, как она растопыривая пальцы, рассматривает последствия моих трудов.Взял на руки спаниеля и обнял его,объятиями прося прощения у пса,за то что братьев его меньших когда то бил по голове.