Всегда говори: Никогда

Я приехал на экскурсию в чужое прошлое, ставшее когда то моим настоящим,но не будущим В город ,кому то знакомый до слез .
GPS навигатор лиризма сотрудничал с осенью ,та выслав эскорт ноябрьского ветра ,охлаждавшего мой пыл на улице Верности ,не застроенный спальностью горизонт смущал до головокружения.

Всего две недели назад мне было бы очень обидно за то ,что такая женщина как Ира Эфрос живет в бездарной девятиэтажке ,напротив лесополосы и коммерческих ангаров ,но сейчас по тетке и хоромы.

Я увидел как она вышла к остановке ,будто ради меня ,ветер взметнул рыжее знамя ее волос,но в Ирине Евгеньевне больше не было тайны благодати и я собирался преследовать ее ,что бы не заблудиться в бесцельности .
У этой женщины всегда было много дел,у меня же никаких ,никогда и нигде.

Сегодня хлопоты Ирины –моя точка опоры ,возможность избежать неприкаянности и отчаяния праздности.

Машины не останавливались,протягивая руку в мою сторону ,что бы словить такси.

Я протянул в ответ и со стоянки возле ангара к ней подъехала белая мазда
Через 4 минуты от водителя пришло смс :Едем в сторону Мойки.

Я вышел возле ресторана Руставели ,в него вошла тетя Ира.
Оперевшись на черный чугун решетки набережной и склонил лицо над рекой.

Воздух дня был слишком прозрачен и мягок ,тихий всплеск воды. испуг поднимаясь со дна меня, начал диктовать восприятие.
Мне показалось ,тонкая ткань безмятежных небес надорвется и сквозь разорванность начнет просачиваться темнота космоса.

Самонадеянность созерцательной отрешенности утратилась и я превратился в маленького мальчика ,которого потеряли в Ашане.

Ворвался в ресторан .Ужас не делал меня окончательно безрассудным и как бы мне не хотелось броситься к Эфрос и спрятать лицо в ее коленях ,я заставил себя сесть за столик у окна .

-Молодой человек ,я Вас слушаю
Молодой?отчаяние омолаживает.

– У вас есть коктейль «Мимино»?
-простите?

-пол стакана боржоми заливаете половиной стакана холодного боржоми
Геварет Эфрос сидела в другом конце зала и говорила на языке Уильяма Блейка ,с рекламными паузами белизны обнаженных зубов с мужчиной ,чье родство с английским смягчило черты его лица до утонченной флегматичности.

Запитая мимино таблетка смягчила окружающий мир до легкого ворса плюшевости .

Я стал безмятежным как небо Ленинграда ,солнце прикасалось к моему лицу демократичной лаской небесного светила ,той ,на какую не была способна женщина жившая своей жизнью в десяти метрах от меня.

По реке офелией плыла мертвая Майя Плисецкая,на той стороне мойки чернел бородой рафинированный криворожский сноб Костя Учитель ,ставший одним из кураторов музыкальной культуры этого города ,окруженный симфоническими девушками ,мечтавшими потуже завязать корсет культуры на своих талиях и одеть на себя гаромонии веркмейстера как трусы верности .

20 лет назад я называл его новым Дягилевым ,который не разглядел в моих заламываниях рук и истериках перед женщинами –танец Нижинского.

Я достал сигарету и вспыхнув пламенем зажигалки вспомнил название книги Вацлава :Нежность.
Насмешливо обернувшись в сторону пившей кофе Эфрос .
Эта женщина сочла мою попытку приблизиться к нежности по отношению к ней –проявлением безумия.
Немного вдалеке из семидесятых годов ,держа папу Рудольфа за руку,шла навстречу моему взгляду альтистка Ира,будущая княгиня фон Бисмарк ,жуя советский пончик .

Женщина сменившая смычок на ухоженную руку прораба ,отреставрировав усадьбу Бисмарков в Döbbelin ,после ностальгического варварства эпохи коммунистической ГДР.
Но ,ей не хватило отваги и постоянства,что бы взять за руку меня.

Ира прошла мимо в дамскую комнату ,прикоснувшись ко мне запахом духов.

Пока она беззащитно писяла ,я мог позволить себе побродить ,не далеко от ее присутствия.

До моста метров триста ,далеко ,поводков такой длинны для рыжых евреек не делают и я потеряюсь .

От реки раздался низкий грудной хохот.
Мужеподобная ,бывшая самарская куртизанка Диана Юрьевна Васильева направляла свою маленькую парусную яхту в сторону невы.
Бросив москву и своего сутенера ,ради Питера ,она стала безвестно сниматься в кино,в тоже время как ее экскот начал играть строительных прорабов в русских сериалах.

Держась взглядом за судно Васильевой дошел до моста в сторону Спаса на крови .

По мосту, из весны девяностых годов ,показывая мне язык ,торопилась в школу первоклашка Диана Фельдман ,вдруг она побежала ,я присел ,что бы поймать ее и обнять ,посадить на плечи и отнести на урок .

Прошло 16 лет с тех пор как я последний раз слышал шепот Дианы :Юлик шушушушу.
Стоя посреди моста среди улиц ее родины я был уверен : больше никогда не узнаю то, на что была способна только она : :нежность сарказма ,сарказм нежности,контрольные выстрелы амазонских стрел с наконечниками смазанными нервно-парализующим ядом любви.

Диана видела меня насквозь ,но все чем я был внутри меня ,вызывало в ней умиление.Спустя десятилетия моих немощей,я помню наизусть все сказанное ей.

Я давно не мечтаю о девушке с кличкой Икота.
Диана стала доктором Фельдман ,пишущим академические статьи о зловещем лекарстве -клозапине.
Я скучаю по тому ,что эта девушка была живее всех живых ,я был живее в любви к ней ,но вместе с ней не ушла моя ожившесть,так как в том горе воя, каждый день в течении года после ее исчезновения, я удерживал в себе ее дар

Стоило дойти до Конюшеной,то от призраков прошлого женщин ,чье будущее сбежало от меня сломя голову невозможно было бы спрятаться.

Я устал ,прижав лоб к холоду перил моста ,как назло снова мечтая о тете Эфрос.
Ни страны,ни отеля не хочу выбирать
На колени твои я приду засыпать .

Ирина Евгеньевна вышла из грузинского ресторана,укутывая белокожую шею длинным шарфом и улыбнулась никому.